Назад

ИНТЕРВЬЮ СКОТТА РОССА
Чудеса на Съемочной Площадке:  За Кулисами «Страстей» с Джимом Кавьезелом

Шаннон Вудланд и Скотт Росс
Клуб 700
Перевод "Ойкос"

Актер Джим КавьезелСоздание «Страстей Христовых» было насыщено препятствиями и чудесами.  Никто не знает об этом лучше, чем актер Джим Кавьезел, который играл в этом фильме Христа.

CBN.com – Человек, который играет Иисуса в фильме Мэла Гибсона Страсти Христовы, не является новичком в мире киномотографии.  Джим Кавьезел является респектабельным актером с респектабельной карьерой.  Граф Монте Кристо, Тонкая Красная Нить, Плати Наперед и Глаза Ангела – это лишь несколько из его фильмов.  Но самая последняя его роль – роль Иисуса, может подвергнуть опасности его респектабельность.

Сегодня кинотеатры по всей стране демонстрируют фильм «Страсти Христовы».  Но лишь немногие знают, чего стоило создание такого многозначительного фильма.  Очевидно то, что Джим является одним из таких людей.  Это привело его к моменту, когда он был рассержен и кричал на Бога.

Джим Кавьезел:  Я помню момент, когда я закричал: «Тебе очевидно и дела нет!  Мы здесь надрываем свои спины за Тебя».  К тому моменту мой крест раскачивался вперед и назад, и я находился над крутым обрывом в тысячу футов.  Если бы эта вещь оборвалась, я бы стал, как гренок.  И Мэл не знал, что делать.  Мы находились в процессе съемок, и внезапно поднялся ветер.  Это все равно, что вкопать крест на краю Большого Каньона.  Крест зацементирован, и тебе кажется, что ты находишься в безопасности, но когда дует ветер, крест начинает качать вперед и назад, к тому же эта ужасная гипотермия.  У меня был зуд по всему телу.  Мое плече вывихнуто.  Я не знаю, испытывали ли Вы что-либо подобное.

Но тогда я подумал: «Хорошо, что мы отсняли это».  На следующий день мы просматривали фильм, все выглядело прекрасно, но Мэл сказал: «Мы не можем использовать это».  Тогда я спросил: «Что ты имеешь в виду, говоря, что мы не можем использовать это?»  Знаешь, я буквально кричал на него.  Он сказал: «Если люди будут фокусироваться на кресте, они не будут фокусироваться на Иисусе, люди будут смотреть на то, что качается вперед и назад.  Не думай об этом.  Мы отснимем это снова.  И это длилось еще пять недель, только лишь сцены распятия.

Скотт Росс:  Какое несчастье.  Еще пять недель?

Джим Кавьезел:  Только лишь для сцен распятия.

Скотт Росс:  Пророк Исаия сказал, что Иисус был настолько сильно избит, изранен и обезображен, что в Нем с трудом можно было узнать человека.

Джим Кавьезел:  Мы даже не дошли до этого.  Мы даже не дошли в полной мере...  Мы хотели, чтобы люди получили внутреннее ощущение Его человечности.  В этом фильме вы все еще видите в Нем человека.  Эта картина могла быть настолько отталкивающей, что вы захотели бы отгородиться от нее, но мы не хотели этого.  Мы хотели развить эту сцену, но не настолько чтобы она отталкивала людей.

Скотт Росс:  Я не знаю, правда это или нет, но ходят слухи, что во время съемки фильма Вас ударило молнией.  Это правда?

Джим Кавьезел:  Да.  Я был освещен, как Рождественская елка!  Мы снимали Нагорную Проповедь.  За четыре минуты до происшедшего, я знал, что молния ударит в меня.  Я подумал: «Сейчас эта молния ударит в меня».  И когда это произошло, я увидел, как ответвления этой молнии ударили в землю прямо передо мной.

Люди увидели огонь, исходящий из правой и левой стороны моей головы и иллюминацию вокруг всего моего тела.  В процессе этой съемки они спросили: «Отснято ли это?»  А произошло следующее: Мэл сказал: «Мотор», кинокамеры были настроены на меня и вдруг вспыхнул свет.  К тому времени, когда кинокамеры приблизились ко мне, я услышал крик Мэла: «Что, черт побери, произошло с его волосами?»  Я выглядел так, как-будто посетил стилиста от Дона Кинга.

Через пять минут, после того, как меня ударило, ко мне подошел ассистент Джон Микалини и спросил, в порядке ли я.  И тогда его тоже ударило.  Разница лишь в том, что все видели молнию, которая сошла и ударила Джона.  Никто не видел молнии, которая ударила меня, когда я там стоял.  Я услышал лишь огромный страшный хлопок и в течение восьми секунд видел розово-красный электрический разряд.

Скотт Росс:  Вы буквально получили чудо во время этих съемок.  Как Вы это объясните?  Вы же могли умереть.

Джим Кавьезел:  Да.  Или мог изпепелиться.  К тому времени, когда Джон подошел ко мне, он уже однажды был ударен молнией.  Я имею в виду три удара молнии в одном фильме, один был ударен дважды и я, соответственно, один раз.  Там происходило множество других разных чудес.

Скотт Росс:  Во время съемок?

Джим Кавьезел:  Да.  Один из парней, снимающихся в фильме, был мусульманином.  Это был один из воинов, избивающих меня.  И он обратился.  И знаете, это было для него реальным и большим переживанием.  Все это происходило потому, что в то время множество людей по всему миру поддерживали нас в молитвах.  Я на самом деле верю, что эти молитвы принесли результаты.

Все актеры, работающие над фильмом, (даже те, которые не обратились), получили возможность к принятию веры.  И этот опыт останется с ними до конца их дней.  Люди всегда будут подходить к ним и спрашивать об этом фильме, в котором они снимались, это останется с ними навсегда.

Скотт Росс:  Что по Вашему мнению произойдет с Вашей карьерой?  Что, если ее как водой унесло?

Вот что я ощущаю.  Я верю, что я был призван сыграть эту роль.  Когда я смотрю на всех моих собратьев американцев и на людей по всему миру, я говорю им: я хочу, чтобы вы выражали свою веру не стесняясь, публично.  Это то, что я сделал в этом фильме, и теперь я могу даже оставаться безработным.  Я не знаю, чем все закончится, но даже если я не смогу постоянно работать, я все равно остаюсь актером.  Я всегда буду актером, несмотря на то, получу ли я другую роль или нет.  Я уже совершил свою миссию.  Я убежден в этом.  Это был мой шанс, и я бы воспользовался им снова.
 

 Назад

Counter CO.KZ
Hosted by uCoz