Назад

Рик Джойнер

М А Р Ш   А Д С К И Х   П О Л Ч И Щ
П р о р о ч е с к о е   в и д е н и е

 

Часть 2.  Святая Гора


Мы стояли в Саду Божьем под Деревом Жизни.  Казалось, что вся армия собралась в этом месте, преклонив свои колени перед Господом Иисусом.  Он только что отдал нам приказ возвратиться на поле брани ради тех наших братьев, которые все еще были связаны, и ради того мира, который Он продолжал любить.  Это было чудесно только потому, что исходило от Него.  Но это было ужасно, так как подразумевалось, что нам придется оставить Его величественное присутствие и Сад, который был самым прекрасным местом, какое мне только доводилось видеть.  Оставить все это и идти на войну казалось невыносимым.

Господь продолжал нас ободрять: «Я дал вам духовные дары и силу, а также всевозрастающее понимание Моего слова и Моего царства, но самое великое оружие, какое вам дано, есть любовь Отца.  Если вы будете ходить в любви Моего Отца, то никто не сможет вас победить.  Плод этого дерева – любовь Отца, которая явлена во Мне.  Та любовь, которая во Мне, должна быть вашим ежедневным хлебом.»

Как ни странно, Господь не обладал броской красотой, Его лицо было довольно обычным.  Но та благодать, с которой Он двигался и говорил, делала Его самой привлекательной личностью, какую я когда-либо видел.  Он был выше людского представления о достоинстве и благородстве.  Ни один портрет, претендующий на то, чтобы передать Его облик, не смог бы этого сделать.  Но каким-то образом большинство из них действительно напоминают Его.  Я начал думать о том, что Он был всем, что только Отец любит и ценит.  Он воистину полон благодати и истины до такой степени, что уже ничего, кроме благодати и истины, не имеет значения.

Когда я вкушал плод от Дерева Жизни, мою душу наполнили мысли о всем том прекрасном, что я только знал.  Когда говорил Иисус, это повторилось, но в еще более величественном виде.  Мне совершенно не хотелось покидать это место.  Я вспомнил, как однажды подумал, что как должно быть скучно тем ангелам, которые не делали ничего иного, как только поклонялись Ему перед престолом.  Теперь же я знал, что нет ничего более прекрасного и захватывающего, чем просто поклоняться Ему.  Это наверняка самая прекрасная часть небес.  Было трудно поверить в то, как часто я боролся со скукой во время служений поклонения.  Я знал, что причиной этому было то, что я находился вне Божьего прикосновения, думая о своем.

Поклонение в Духе и истине

Я был охвачен сильным желанием возвратиться назад и возместить то время церковного поклонения, когда я позволял своим мыслям блуждать бесцельно, раздумывая о многих посторонних вещах.  Мне так сильно хотелось выразить Богу свой восторг и восхищение Им, что я не мог больше сдерживать себя.  Мне необходимо было славить Его!  И только я открыл свой рот, как услышал громкий звук спонтанной хвалы, одновременно вырвавшейся из уст всех воинов Божьей армии.  Я почти забыл, что кроме меня там был кто-то еще, но все мы находились в совершенном единстве.  Эту славную хвалу невозможно описать человеческим языком.

Когда мы поклонялись, от Господа стало исходить золотое сияние, потом вокруг золотого показалось серебряное, а затем и всевозможные цвета с таким богатством оттенков, какое мне никогда не доводилось увидеть своими физическими глазами.  Господня слава окутала всех нас, и меня охватили такие эмоциональные переживания, которых я не знал ранее.  Каким-то образом мне стало понятно, что Божья слава присутствовала там всегда, но когда Он становится абсолютным центром нашего внимания, что происходит во время поклонения, тогда у нас открываются глаза, и мы просто начинаем видеть больше Его славы.  Чем усиленнее мы поклонялись, тем больше славы мы видели.  Если это были небеса, тогда это было намного-намного лучше того, о чем я мог только мечтать.

Пребывание в Божьем присутствии

Я совершенно не имею представления о том, как долго длилось это поклонение.  Возможно, несколько месяцев.  Просто нет такого способа, с помощью которого можно было бы измерить время пребывания в Божьей славе.  На какое-то время я закрыл глаза, так как слава, которую я видел своим сердцем, была так же велика, как и та слава, которую я видел своими физическими глазами.  Открыв глаза, я был удивлен тем, что Господь уже не стоял там, но на Его месте находилось несколько ангелов.  Один из них шагнул ко мне и сказал: «Закрой глаза еще раз».  Сделав так, я вновь увидел славу Господню, что принесло мне огромную радость.

Тогда ангел объяснил: «То, что ты видишь глазами своего сердца, более реально, чем то, что ты видишь физическими глазами».  Много раз я сам произносил те же слова, но как мало я в действительности понимал их!  Ангел продолжал: «Именно поэтому Господь сказал Своим первым ученикам, что для них будет лучше если Он уйдет, чтобы Дух Святой мог прийти.  Господь обитает внутри тебя.  Ты учил этому много раз, но теперь ты должен жить этим, ибо ты вкусил от Дерева Жизни».

После этого ангел повел меня обратно к воротам.  Но я запротестовал, так как не хотел покидать это место.  Ангел посмотрел на меня с удивлением, а затем взял меня за плечи и посмотрел мне прямо в глаза.  И только тогда я увидел, что это был ангел, которого звали Мудрость.  «Тебе и не нужно покидать этот сад, ведь он находится в твоем сердце, так как Сам Творец живет внутри тебя.  Ты избрал самое лучшее: поклоняться Ему и вечно пребывать в Его присутствии, и это никогда не отнимется от тебя».

Я согласился с тем, что говорила Мудрость, а затем посмотрел на плоды Дерева Жизни.  Мне так захотелось набрать их как можно больше, чтобы взять с собой.  Зная мои мысли, Мудрость мягко одернула меня.  «Нет, даже эти плоды, собранные в страхе, будут гнить.  Эти плоды и это дерево находится внутри тебя, так как Он живет в тебе.  Ты должен верить».

Я закрыл глаза и попытался вновь увидеть Господа, но у меня не получилось.  Когда я открыл глаза, Мудрость все так же стояла рядом со мной и смотрела на меня.  С большим терпением она вновь начала объяснять: «Ты вкусил, что такое небеса.  Человек, познавший этот вкус, не хочет вновь возвращаться на поле боя.  Поверь, никто не хочет покидать явное присутствие Господа.  Апостол Павел, побывав здесь, до конца своей жизни имел внутреннюю борьбу: то ли остаться и трудиться для Господа, то ли возвратиться сюда, чтобы войти в свое наследие.  Но его наследие тем больше увеличивалось, чем больше он оставался на земле.  Теперь, имея сердце истинного поклонника, ты всегда будешь стремиться сюда, и ты сможешь это сделать, когда будешь входить в истинное поклонение.  Чем больше внимания ты будешь уделять Богу, тем больше славы ты будешь видеть независимо от того, где ты будешь находиться».

Слова Мудрости наконец успокоили меня.  Я опять закрыл глаза, чтобы просто поблагодарить Господа за это чудесное переживание и за жизнь, которую Он даровал мне.  И тут я вновь увидел Его славу, и мою душу наполнили все эмоциональные переживания предыдущего поклонения.  Слова Господа, обращенные ко мне, звучали так четко и громко, что я не сомневался в том, что слышу их своими ушами: «Я никогда не оставлю и не покину тебя».

«Господь, прости мне мое неверие, - отвечал я. – Пожалуйста, помоги не никогда не оставить и не покинуть Тебя».

Хождение с Мудростью

Я открыл глаза.  Мудрость все также держала меня за плечи.  «Я есть самый большой дар, данный тебе за твою работу, - сказала она. – Я укажу тебе путь и буду удерживать тебя на нем, но только любовь поможет тебе оставаться верным.  Высшая мудрость заключается в том, чтобы любить Господа».

Затем Мудрость отпустила меня и пошла по направления к выходу.  Я нехотя последовал за ней.  Мне вспомнилось радостное возбуждение от битвы и восхождение на гору.  Это было захватывающе, но все же никак не могло сравниться с присутствием Господним и тем поклонением, которое я только что испытал.  Решение покинуть это место было для меня самой большой жертвой, которую я когда-либо приносил.  Затем я вспомнил, какие изменения происходили внутри меня, удивляясь, как я мог забыть об этом так быстро.  Я стал думать о той великой борьбе, которая бушевала внутри меня: между тем, что я вижу своими физическими глазами, и тем, что я вижу своим сердцем.

Я пошел немного быстрее и оказался рядом с Мудростью: «Я молился 26 лет о том, чтобы быть восхищенным на третье небо, как это было с Павлом.  Это и есть третье небо?» - спросил я.

«Ты увидел всего лишь небольшую часть, - ответила она, - но есть гораздо больше».

«Будет ли мне позволено увидеть больше?» - спросил я.

«Ты увидишь намного больше.  Я и веду тебя туда, где ты увидишь гораздо больше», - ответила она.

Я начал думать о Книге Откровения.  «Было ли откровение Иоанна частью третьего неба?» - спросил я.

«Часть откровения Иоанна действительно описывает третье небо, но большая часть относиться ко второму небу.  Первое небо было до падения человека.  Второе небо – это духовная сфера во время правления зла на земле.  Третье небо настанет тогда, когда любовь Отца вновь завладеет землей через твоего Царя».

«Каким было первое небо?» - задал я следующий вопрос, ощущая странный холодок по всему телу.

«Мудро не думать об этом сейчас, - ответила моя спутница со всевозрастающей серьезностью, так как мой вопрос, казалось, обеспокоил ее. – Мудрость состоит в том, чтобы искать познания третьего неба, что ты и делал.  Существует так много всего, что тебе предстоит узнать о третьем небе, и именно третье небо, царство, ты должен проповедовать в этой жизни.  В грядущих веках ты узнаешь о первом небе, но сейчас нет пользы в том, чтобы много думать об этом».

Я решил, что стоит запомнить тот неприятный холодок, который я только что ощутил, и Мудрость качнула головой в знак согласия, подтверждая мою мысль.  «Какую прекрасную спутницу я имею! – Воскликнул я, так как мое сердце наполнилось чувством глубокой признательности Господу за этого ангела. – Ты действительно сможешь удержать меня на правильном пути».

«Конечно», - ответила она.

Несомненно, я чувствовал любовь, исходившую от этого ангела, и это было непривычно, так как до сих пор я не чувствовал этого от других ангелов, которые выказывали озабоченность скорее от обязанности, чем от любви.  Мудрость откликнулась на мои мысли, как-будто я произнес их вслух.

«Мудрость заключается в том, чтобы любить.  Я не была бы Мудростью, если бы не любила тебя.  Мудрость также в том, чтобы видеть доброту и строгость Божию.  Мудро любить Его и бояться Его.  Ты в заблуждении, если делаешь иначе.  Это следующий урок, который тебе следует пройти», - сказала она с необычайной серьезностью.

«Но я знаю это и учил этому много раз», - ответил я, впервые почувствовав, что, возможно, Мудрость не совсем меня знает.

«Я была твоей спутницей очень долгое время и знаю твои учения, - отвечала Мудрость. – Теперь же тебе предстоит научться тому, что означают некоторые из твоих же учений.  Как, например, ты говорил много раз : «К праведности ведет не вера в разуме, но вера в сердце».

Я извинился, устыдившись, что поставил под сомнение Мудрость.  Она милостиво приняла мои извинения.  И тогда я осознал, что сомневался в ней большую часть своей жизни, в результате чего получал множество травм.

Другая половина любви

«Есть время, чтобы восхищаться Господом, - продолжала Мудрость, - и есть время, чтобы почитать Его с величайшим страхом и уважением, так же как есть время сеять и время пожинать плоды.  И мудрость состоит в том, чтобы знать время для того и для другого.  Истинная мудрость знает Божьи времена и сроки.  Я привела тебя сюда, так как настало время поклонения Господу в славе Его любви.  А сейчас я веду тебя в другое место, так как пришло время поклоняться Ему в страхе Его правосудия.  Пока ты не познаешь то и другое, нас могут разлучить».

«Хочешь ли ты сказать, что, если бы я остался там, в поклонении и славе, то потерял бы тебя?» - Недоверчиво спросил я.

«Да.  Я бы всегда посещала тебя, когда бы смогла, но наши пути редко пересекались бы.  Трудно покинуть эту славу и этот мир, но это не полное откровение Царя.  Он и Лев из колена Иудина, и Агнец.  Для духовных детей Он Агнец.  Для взрослеющих Он Лев.  Для полностью зрелых Он как Лев, так и Агнец.  Ты знал это своим разумом, и я слышала, как ты учил этому, но теперь ты узнаешь это своим сердцем, так как вскоре увидишь суд Христов».

Возвращение на битву

Проходя мимо ворот сада, я спросил у Мудрости, можно ли мне хоть немного посидеть там и вновь окунуться во все то, что я недавно пережил.  «Да, сделай так, - ответила она. – Но у меня есть лучшее место для этого».

Я последовал за Мудростью.  Мы вышли из ворот и стали спускаться с горы.  К моему удивлению, битва все еще продолжалась, но она не была уже такой интенсивной, как в то время, когда мы поднимались на гору.  На более низких уровнях все еще летали стрелы обвинения и сплетен, но большая часть оставшихся вражеских полчищ яростно атаковала больших белых орлов.  Орлы с легкостью преодолевали их нападение.

Мы продолжали спускаться с горы, пока не оказались почти у самого подножия.  Сразу же над уровнями «Спасение» и «Освящение» находилась прощадка под названием «Благодарение и Хвала».  Я очень хорошо запомнил этот уровень, так как одна из самых больших атак врага началась в то время, когда я впервые попытался взойти на него.  Как только мы взобрались на этот уровень, остальное восхождение на гору стало более легким, и, если стрелы пробивали наше воинское облачение, то раны заживали гораздо быстрее.

Как только враг заметил меня на этом уровне (враг не мог видеть Мудрости), так сразу же целый дождь раскаленных стрел посыпался на мою голову.  Я так легко справлялся с ними с помощью своего щита, что враг перестал стрелять.  Вражеские стрелы были на исходе, поэтому враги не могли позволить себе тратить их попусту.

Солдаты, которые сражались с врагом на этом уровне, с изумлением уставились на меня.  В их взгляде было столько почитания, что я стал чувствовать себя очень неудобно.  Именно тогда я впервые заметил, что слава Господня сияля на всем моем оружии.  Я сказал им, чтобы они продолжали взбираться на вершину горы, не останавливаясь, и что они также увидят Господа.  Как только все согласились идти дальше, им стала видна Мудрость.  Они начали опускаться на колени и поклоняться ей, но она остановила их и указала им направление их пути.

Верность

Меня переполняла любовь к этим солдатам, многие из которых были женщинами и детьми.  Их вооружение находилось в полном беспорядке, они были перепачканы кровью, но все же не сдавались.  Более того, они выглядели радостными и бодрыми.  Я сказал им, что они заслуживают большего уважения, чем я, так как понесли на своих плечах самую тяжелую часть битвы и отстояли свою территорию.  Казалось, что они мне не верят, но им было приятно, что я им так сказал.  Тем не менее, я действительно чувствовал, что это была правда.

Каждый уровень горы должен был быть занятым солдатами Христа, так как в противном случае туда слетались стервятники и начинали извергать рвотные массы и экскременты до тех пор, пока там невозможно было устоять.  На большинстве лестниц находились солдаты, которых я узнавал и которые были из различных деноминаций или движений, делавших основное ударение на истине того уровня, который они защищали.  Мне стало стыдно от того, как я относился к некоторым из этих групп, так как в лучшем случае я считал их отступниками и полагал , что они находятся вне прикосновения Божьего.  Но здесь я увидел, как они верно отражали яростные атаки врага.  То, что они защищали эти позиции, наверное, дало мне возможность продолжать восхождение в гору.

Некоторые из этих уровней были расположены таким образом, что с них было видно большую часть остальной горы и поля боя.  Но некоторые из уровней были настолько изолированы, что солдаты, находившиеся на них, могли видеть лишь свою собственную позицию.  Казалось, что они даже и не подозревают о том, какая борьба бушует вокруг них.  Чаще всего они были настолько изранены сплетнями и обвинениями, что сопротивлялись любому предложению, исходившему от тех солдат, которые спускались к ним с более высокого уровня и призывали их взбираться выше.  Но, когда к ним спускался человек с самой вершины, отражавший славу Господню, они слушали его с великой радостью и вскоре смело и решительно сами начинали взбираться на гору.  Когда я видел это, Мудрость была немногословна, с интересом наблюдая за моей реакцией.

Явленная реальность

Я смотрел, как многие солдаты, побывавшие на вершине горы, начинали спускаться на все уровни для того, чтобы освободить тех солдат, которые обороняли истины своих уровней.  При этом каждый уровень начинал сиять той славой, которую они приносили с собой.  Вскоре вся гора засияла славой Господней, которая ослепляла стервятников и бесов, находившихся поблизости.  Наконец гора стала излучать славу так сильно, что стала подобной саду Божьему.

Как только я опять оказался в Его присутствии, то сразу же начал благодарить Господа и славить Его.  Невозможно был сдерживать в себе эмоции и ту славу, которая переполняла мое внутреннее естество.  Переживание стало настолько сильным, что я остановился.  Мудрость стояла рядом со мной.  Положив руку на мое плечо, она сказала: «Входи во врата Его со славословием, во дворы Его – с хвалою».

«Но это было так реально!  Я чувствовал, как-будто я снова там, - воскликнул я.

«Ты был там, - сказала Мудрость. – То место не стало более реальным, но ты изменился.  Помнишь, что Господь сказал разбойнику на кресте: «Сегодня будешь со Мной в раю»?  Ты можешь войти в рай в любое время.  Господь, Его сад и эта гора – все это обитает в тебе, потому что Он в тебе.  То, о чем ты раньше только догадывался, теперь стало реальностью для тебя, потому что ты побывал на вершине горы.  Причина того, что ты можешь видеть меня, а другие – нет, состоит не в том, что ты вошел на ту территорию, где я живу.  Это есть та реальность, о которой знали пророки, что давало им великую смелость, даже когда они в одиночку стояли против целых армий».

Смертельная ловушка

Затем я вновь посмотрел на поле боя у подножия горы.  Демоническая армия медленно отходила назад.  За моей спиной все больше славных воинов становилось на свои места на горе.  Я знал, что нас уже было достаточно для того, чтобы атаковать и уничтожить остатки вражеских полчищ.  «Еще не время, - сказала Мудрость. – Посмотри сюда».  Я посмотрел в том направлении, куда она показывала, но тут же, чтобы увидеть хоть что-нибудь, мне пришлось прикрыть глаза рукой от славы, которую излучало мое собственное оружие.  Затем я уловил, что в долине происходит какое-то движение.

Я не мог хорошенько разглядеть, что это было, так как слава, исходившая от моего оружия, не давала мне увидеть то, что происходило во тьме.  Тогда я пропросил Мудрость, чтобы она дала мне что-нибудь для покрытия своего оружия, чтобы оно не слепило меня.  Она дала мне очень простую накидку серого цвета.  «Что это?» - удивился я, немного уязвленный невзрачностью данного мне одеяния.  «Это Скромность, - ответила Мудрость – Без нее ты не сможешь хорошо видеть».  Я нехотя надел ее и тут же увидел многое из того, чего не мог видеть раньше.  Я посмотрел в долину на то движение, которое заметил раньше.  К моему удивлению, там стоял целый дивизион вражеской армии, ожидавший возможности заманить в засаду тех, кто будет спускаться с горы.

«Что это за армия, и как ей удалось избежать потерь во время битвы?» - спросил я.

«Это Гордость, - объяснила Мудрость, - тот враг которого увидеть труднее всего после пребывания в славе.  Те, кто отказался одеть ту простую накидку, много пострадают от этого самого изощренного врага».

Оглянувшись, я посмотрел на гору и увидел, как многие славные воины бегут в долину, чтобы атаковать остатки вражеских полчищ.  Никто из них не был одет в одежду Скромности и поэтому не видел врага, готового напасть на воинов там, где их было немного.  Я хотел было броситься к ним, чтобы остановить их, но Мудрость удержала меня.

«Ты не сможешь этого остановить, - сказала она. – Только солдаты, облеченные в такую же одежду, как у тебя, признают твой авторитет.  Иди за мной.  Есть что-то еще, что ты должен увидеть перед тем, как сможешь помогать руководить в этой великой грядущей битве».

Основание славы

Мудрость повела меня вниз горы к самому низшему уровню, который носил название «Спасение».  «Ты думаешь, что это самый низкий уровень, - сказала Мудрость, - но это основание всей горы.  В любом предприятии первый шаг самый важный, и обычно он является самым трудным.  Без «Спасения» не было бы горы».

Я был потрясен той кровавой бойней, которая велась на этом уровне.  Каждый солдат имел тяжелые ранения, но никто не погиб.  Многие из них скатились к самому краю.  Казалось, что они в любой момент могут упасть, но никто не падал.  Повсюду были ангелы, которые помогали этим солдатам с такой большой радостью, что я спросил: «Чему они так радуются?»

«Ангелы увидели смелость и дерзновение этих солдат.  Многие из этих новообращенных христиан еще не продвинулись ни на шаг, но и не сдались.  Вскоре их раны заживут, и они увидят славу всей горы и начнут подниматься вверх.  Эти люди станут великими воинами в той битве, которая скоро грядет».

«Но не лучше ли для них прямо сейчас начать взбираться по горе со многими из нас?» - запротестовал я, увидев то состояние, в котором они находились.

«Это было лучше для тебя, но не для них.  Оставаясь здесь, они облегчили твой путь к вершине, отвлекая на себя большую часть вражеской армии.  Очень немногие с более высоких уровней спускаются вниз, чтобы помочь другим людям прийти ко спасению, но эти израненные солдаты делают это больше всех.  Хотя они и сами с трудом удерживаются на первом уровне этой горы, тем не менее они помогают другим взбираться на эту ступень.  И правда, большинство могучих воинов были приведены к горе этими верными солдатами.  Они не меньшие герои, чем те, которые достигли вершины.  Они принесли великую радость небесам, постоянно приводя других ко «Спасению».  Именно поэтому все ангелы небесные желали прийти и служить им, но это было разрешено только самым высоким по рангу».

И снова мне было очень стыдно от того, как я относился к этим великим святым.  Многие из нас насмехались над ними, когда мы взбирались на более высокие уровни.  За время этой битвы они допустили много ошибок, но тем не менее их сердца более соответствовали сердцу Пастыря, чем у многих из нас.  Сам Господь оставил бы 99 овец, чтобы пойти за одной, которая потерялась.  Эти же люди остались на том месте, где они могли приводить ко спасению потерянные души, и они заплатили за это дорогую цену.  Я также хотел помочь им, но не знал, с чего начать.

Тогда Мудрость сказала: «Это хорошо, что ты хочешь помочь, но твоя помощь будет гораздо большей, если ты будешь продолжать двигаться к тому, что ты призван делать.  Все эти люди вскоре залечат свои раны и быстро взберутся на гору.  Позднее они присоединятся к вам в этой битве.  Это бесстрашные люди, котоыре никогда не отступят перед врагом».

Сила гордости

Я думал о том, что, спускаясь с горы, получал не меньше уроков, чем взбираясь на нее.  И тут я услышал шум, доносившийся с поля боя.  К этому времени тысячи могучих воинов пересекли долину, атакуя остаток вражеских полчищ.  Враги разбегались, кто куда, за исключением одного дивизиона: Гордости.  Оставаясь незамеченным, этот дивизион подошел вплотную к первым рядам наступавших воинов и уже приготовился выпустить на них огромное количество стрел.  И тут я заметил, что эти могучие воины не имели воинского облачения на своих спинах и были абсолютно не защищены там, куда враг нацелил свой удар.

Тогда Мудрость заметила: «Ты учил, что для спины нет воинского облачения.  Это значит, что христианин уязвим в том случае, если он бежит от врага.  Но ты еще никогда не видел того, насколько ты становишься уязвим, если наступаешь с гордостью».

Мне оставалось лишь кивнуть головой в знак согласия.  Было слишком поздно предпринимать что-либо, и было невыносимо смотреть на это, но Мудрость сказала, чтобы я остался.  К моему удивлению, когда стрелы гордости вонзались в спины воинам, они этого даже не замечали.  Но враг продолжал пускать стрелы.  Воины истекали кровью и быстро слабели, но не признавали этого.  Вскоре они становились слишком слабыми, чтобы держать свои мечи и щиты, и тогда они бросали их, говоря, что они в них больше не нуждаются.  Затем они сбрасывали с себя все свое воинское облачение, говоря, что оно им также больше не нужно.

И тут появился еще один вражеский дивизион и стал быстро приближаться.  Его названием было «Большое Заблуждение».  Оттуда полетел дождь стрел, и все они попад?ли прямо в цель.  Затем я увидел, как небольшая группка бесов заблуждения стала уводить прочь некогда великую армию славных воинов.  Они попад?ли в различные тюремные лагеря, каждый из которых носил название в соответствии со лжеучением этих бесов.  Я был шокирован тем, что эта большая армия праведников потерпела полное поражение, даже не заметив этого.

«Как могли стать такими уязвимыми те, кто были такими сильными, прошли весь путь до вершины горы и видели Господа?» - выпалил я.

«Гордость – это тот враг, которого увидеть труднее всего, и который всегда крадется позади тебя, - с горечью сказала Мудрость. – Иногда те, кто побывал на самых высоких вершинах, больше всего подвержены опасности падения.  Ты всегда должен помнить о том, что в этой жизни ты можешь упасть в любое время и с любого уровня.  «Если думаешь, что стоишь, берегись, чтобы не упасть».  Когда ты думаешь, что наименее уязвим и падение невозможно, то именно тогда ты наиболее уязвим.  Большинство людей падают сразу же после большой победы».

Мудрость для битвы

«Как мы можем защитить себя от подобной атаки?» - спросил я.

«Оставайся со мной, спрашивай у Господа совета перед принятием любого важного решения, постоянно будь одет в мантию скромности, и враг никогда не сможет ослепить и обмануть тебя так, как это удалось ему с другими».

Я посмотрел на свою накидку.  Она выглядела такой простой и невзрачной.  Мне казалось, что в ней я больше похож на бездомного, чем на воина.  Мудрость отозвалась как-будто я произнес это вслух: «Господь ближе к бездомным, чем к царям.  Ты имеешь истинную силу лишь до той степени, до которой ты ходишь в благодати Божией, а «Он смиренным дает благодать».  Никакое вражеское оружие не сможет пробить эту мантию, потому что нет ничего сильнее Его благодати.  До тех пор, пока ты носишь эту мантию, ты в безопасности от подобного рода атак».

Затем я оглянулся и посмотрел на гору, чтобы увидеть, как много воинов все еще находилось на ней.  Я был шокирован тем, что их там было очень мало.  Тут я заметил, что все они были одеты в ту же мантию скромности.  «Как это произошло?» - поинтересовался я.

«Когда они увидели ту битву, свидетелем которой ты только что был, все они обратились ко мне за помощью, и я дала им их мантии», - ответила Мудрость.

«А я думал, что все это время ты была со мной».

«Я нахожусь со всеми, кто идет выполнять волю Отца», - ответила Мудрость.

«Ты Господь!» - воскликнул я.

«Да, - ответил Он. – Я же сказал тебе, что никогда не оставлю и не покину тебя.  Я рядом со всеми Моими воинами так же, как и с тобой.  Я буду с тобой везде, где ты будешь выполнять Мою волю и где тебе нужна будет мудрость».  Затем Он исчез.

Иерархия рангов в Царстве Божьем

Я остался стоять в окружении большого количества ангелов, которые служили израненным бойцам на уровне «Спасение».  Проходя мимо этих ангелов, я заметил, что они склоняются передо мной на одно колено и выказывают мне величайшее уважение.  В конце концов я спросил одного из них, почему они это делают, ведь даже самый меньший из них имел гораздо больше силы, чем я.  «Потому что на тебе мантия, - ответил он. – Это самый высший ранг в Царстве».

«Но это всего лишь невзрачная накидка! – удивился я.

«Нет! – возразил ангел. – Ты одет в благодать Божию.  Большей силы не существует!»

«Но нас тысячи, одетых в те же самые мантии.  Как это может обозначать ранг?»

«Вы - грозные воители, сыны и дочери Царя.  Он Сам носил ту же мантию, когда ходил по этой земле.  До тех пор, пока на тебе эта мантия, никакая сила ни на небе, ни на земле не сможет устоять перед тобой.  На небе и на земле – все признают эту мантию.  Мы Его слуги, но Он живет в тебе, и ты одет в Его благодать».

Внутри себя я понимал, что если бы на мне не было этой накидки и мое прославленное оружие сверкало бы у всех на глазах, тогда слова ангела и его поведение по отношению ко мне действительно могло бы раздуть мою гордость.  Но быть горделивым и надменным в этой скромной серой накидке было просто невозможно.  Кроме того, имея на плечах эту мантию, я становился все более уверенным.
 

Назад


 
Hosted by uCoz